@Seighin
[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
ОЧЕНЬ СУМБУРНО!

Род Государя. Кровь дракона, древняя кровь… Государь привел народ Королев в эти земли, и Государю править на них. Покуда реет серебряный дракон на белом поле – народ Королев жив.
Они символ, хранители, столб мироздания в этой маленькой вселенной. Самое важное, что в ней есть, и такое на самом деле… Королевы отметили тех, чьи звезды зажглись от крови дракона.
- У Государя нет имени. Вступая на престол, принц теряет его и становится просто Государем.
- Государем станет тот из сыновей Государя, кто первым заведет ребенка. В прошлом поколении принц был один, сын Государя от супруги из рода Рэйннэх, но ходили слухи, что таки да, был ребенок до свадьбы.
- Государем всегда становится сын Государя. Судьба остальных детей – служить вступившему на престол или удалиться в добровольное изгнание в дальние земли государство, а то и в посольство. Их дети вынуждены сами искать своей судьбы, ведь у них нет места в общей системе, и родом Государя они уже не являются. Редко кто из младших принцев женится. Принцессы частенько выходят замуж за высокородных князей либо их вассалов.
- Все дети рода Государя – специализированные маги, если не целители. Среди рода Государя не было случаев, когда ребенок родился без способностей к магии.
- Государь всегда женится на высокородных княжнах (соблюдая закон о взаимопоглощаемых стихиях, конечно же). Предыдущего Государя сватали за княжну Алэндель Аратэр, но сам он выбрал юную княгиню Аранэль Сейлин.

Недавно павший в бою с райвенами Государь был магом огня. В юности, будучи принцем, он носил короткое имя Мэйерс – «мечта». Как единственный сын своего отца и его жены из рода Рэйннэх он в любом случае одел бы драконий венец. Многие, включая его отца, видели будущей Государыней молодую княжну Алэндель Аратэр – яркую, золотую, гордую – ведь именно такая стала бы лучшей правительницей для государства. В поездке, совершенной им в одно из поместий дома Лиссэх, принц встретил юную княгиню Аранэль Сейлин – по несчастью ее родители ушли в зеркала, и девушка сама управляла домом. Об Аранэль говорили – она как пламя домашнего очага. Теплая, спокойная, не любящая шумные сборища и пиры, умеющая подобрать ключ к любому сердцу… она была совсем не похожа ни на Алэндель, ни на дочь огненного дома. Даже волосы ее были не ярко-рыжие, но каштановые, с легким медным отливом.
Аранэль Сейлин. Какой она была, пропавшая Государыня, когда-то по рождению бывшая высокородной княгиней дома Лиссэх? Глаза ее не огонь – прозрачные и глубокие, словно лунный свет, и прозвали княжную Сэйлин, «подобная луне». На ее губах жила теплая улыбка, она любила смех и одиночество. Умела слышать сердца, как умеют только дочери огненной крови, и дворцу всегда предпочитала сады и прогулки. Говорили, что Государыню затмили ее спутницы и, особенно, высокородная княгиня Алэндэль Аратэр. Государыня совсем не смотрелась в праздничном уборе, в тяжелых дорогих тканях и украшениях. Государыня была хорошей матерью и хорошей женой – но плохой королевой.

А Государь… не было тех, кто был к нему равнодушен. Ярое пламя, яркое пламя – рыжие волосы, голубые глаза. Можно, конечно, сказать, что Государем он был не лучшим – слишком яркий, слишком резкий, слишком склонный взять и сорваться, когда нужно подождать – да и вся история с Алэндель Аратэр уж очень некрасивая. Можно сказать, что у него было огромное, охватывающее целый мир, сердце – именно Государь приблизил к себе молодого бастарда Винсеила, именно Государь так много путешествовал по землям народа Королев, именно Государь всегда был готов выслушать. Государь был резок на суждение – все знают, что прибившийся к его сыновьям полукровка Онтэр сторонился его. У Государя была тяжелая рука, но обиды он быстро забывал и никогда не хранил в голове. Он уделял больше времени государству, чем своим сыновьям, и для тех был более символом и Государем, чем близким отцом. Но не любить его – невозможно. Не ненавидеть его – невозможно. Огненная харизма жила в его сердце, обжигающая и ведущая за собой. Все то, что пророчат Воплощению огня.
Говорят, у Государя не пятеро, а шестеро сыновей - шестой, старший, бастард, или ушел в зеркале, или мать оставила его при себе, или и не было его никогда... Но те, кто уверяют - да, был - говорят, что злые у него глаза. Синие и холодные.

Пятеро детей Государя и Аранэль Сейлин практически погодки, разве что двое старших чуть-чуть старше троих младших. Все они еще очень молоды по времени народа Королев.
Старший принц более других похож на отца – яркое пламя – хотя и унаследовал умение читать сердца, свойственное его матери. Алый дракон, рубиновый дракон. Огонь, который подчиняется его рукам. Говорили, что он заключил помолвку с дочерью Алэндэль Аратэр – их видели с принцем, она гуляла с ним в садах – но никакой свадьбы не случилось. Мать была против? Его спутники верят в принца безоговорочно, многие из них не знатной крови – принц судит по сердцу, а не по рождению. Среди них вон и безродная полукровка Онтэр, например. Но некоторые боятся, что столь похожий на отца в юности с возрастом он утеряет открытое сердце матери и станет жестче, резче и безрассудней, как стал Государь. Он и сейчас может быть слишком эмоциональным.

Лейтирейн, второй принц, целитель. Стоит ли описывать целителей? Никто не скажет им слова дурного, но обойдут, буде есть возможность – у целителей слишком проникающий взгляд и слишком много понимания в глазах. Лейтирейн хороший целитель, говорят, из всех принцев именно он похож на мать. Хорошо ли это или плохо – для Государя? Были в истории Государи-целители, но то были иные времена. Известно, что он любознателен, как все дети рода Государя, и всегда стремится к знаниям. Известно, что Лейтирейн так или иначе близок со всеми братьями – как та успокаивающая точка, о которую затихает пламя старшего принца, внутренняя буря Алэндила Арласа и стихия близнецов

Алэндил Арлас. Сапфировый дракон, синяя гладь воды – секунда, и порвалась, исчезло, спокойствие, стало бурей. Алэндила Арласа знают все – его голос, его улыбку, его галантные манеры – и, кажется, принц никогда не бывает серьезен. Здесь, там, сейчас, в другом месте – он перетекает как вода, подчиняющаяся его магии. Как и к его отцу, быть равнодушным к Арласу нельзя, но чаще его не воспринимают всерьез. Принц, менестрель. Легкий, даже легкомысленный, располагающий к себе.

Младшие, Сэйас и Ринелас, Опал и Янтарь. Не отличимые ничем, кроме цвета волос – стоит им убрать те под капюшон, но становятся неразличимы совсем. Они оба – как солнце и луна – и их обоих нет друг без друга. Дополнения, две стороны одной монетки. За их плечами – несколько подвигов супротив тварей в Лесах и поездки к границам. Где еще таким, охотникам, умеющим читать следы, искать таинственных тварей? Их привечал отец – возможно, просто как младших – но сами они тянулись к матери. Именно близнецы искали ее да не нашли в северных землях, и именно близнецы должны привезти драконий венец в столицу. Были бы двое принцев – одним, роду Государя было бы легче.

@темы: Красивое, Другая война