@Seighin
[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
В час мечтаний торопливых
О прошедших временах
Вспоминай меня счастливым,
Если станешь вспоминать.
Если вдруг тебе приснятся
Боль, потери, немота,
Вспомни, как умел смеяться,
Без оглядки, просто так.

(с)Лаймэ


Как вы понимаете, песня в анонс вынесена не просто так. У нее, к сожалению, не лучшее качество, зато она много говорит об атмосфере этой игры – точно так же, как кэтчфразой всего Севера III было «спите, дорогие помпеяне, в Помпеях все спокойно», так кэтчфразой этой игры будет «помнишь, было слово «север» географией, и все?».

Я не зря сравниваю именно эти две игры – они обе про мир, которые погибает. С той разницей, что мир северян ко времени смерти Светлейшего лорда Ловеаса, сына Астэра уже скорее мертв, чем жив. Это болото, обманчивые зыбучие пески, куда все они погружаются. Как Помпеи, сладко спящие в тени Везувия. Вот он, Везувий, вот он, проснулся. Кто это заметил?
А мир эльфов… это игра про миг, выхваченный у времени. Миг самого прозрачного неба, самого хрустального мира – за секунду до того, как все разобьется. Их сияющий номос на самом деле уже треснул, но они этого не заметили – над Столицей нависла тень Большой Волны, но Волна эта еще не пришла. Еще можно петь. Еще можно любить. Еще можно жить.

В этом разница между северянами и эльфами – когда первые думают о себе и своей выгоде, вторые будут «жить по чувствам». Я не стану красить черной и белой краской одних и вторых. Северяне честны, и их путь – разум, расчет и сила. Но северяне жестоки, заносчивы и редко видят дальше чувства собственной значимости. Эльфы с трудом слышать чье-то мнение, отличное от их собственного. И, давайте будем честны, именно они это когда-то заварили. Но именно эльфы чутко чувствуют мир и понимаю как жить с чувствами.
Эльфийский принц способен ради дорого сердца отказаться от бытия драконом, а северная женщина – уйти в штормовое море в поисках покоя от коснувшегося ее огня.

Мы снова играем предысторию. На самом деле все игры по этому миру в какой-то мере предыстория, потому что миру свойственен скандинавский фатализм – Рагнарёк случится. У здешнего есть имя и причины. Он придет вне зависимости от того, кто сядет на трон Светлейшего лорда или на кого возложат драконий венец. Кто бы из принцев не стал Государем – Высокий лорд рода Недостижимой глубины поднимет Волну на Элирейн. Кто бы не был Светлейшим лордом – люди придут за своей платой, и Север не выстоит.

Но у двух этих падений есть разница. И если после Севера III я ожидала, что ВСЕ БУДЕТ ПЛОХО, то здесь – нет. Это не игра про бездну, это игра про светлую грусть и воспоминания. Я обращу ваше внимание, что примерно половина персонажей игры в «каноничной истории» еще живы – а некоторые из них еще и очень известны, правда, совсем в других качествах. Драконам не повезло, конечно. И для этих, выживших, те времена в столице – это «потерянный рай», юность и укрытое сиянием светлой грусти прошлое. Времена, когда все мы были счастливы и легки, когда нам не приходилось меняться… и мы могли жить по своим чувствам. Поймайте это ощущение. Сохраните его на игре. Пожалуйста.
Это немного игра в сказку.

На самом деле вся так называемая «каноническая история» начинается где-то здесь, в потерянной как Валинор, столице. Это первые шажки к тому, как взметнется Огонь, переплавляя все и всех вокруг себя.

@темы: От мастера, Красивое, Другая война